Правила аренды квартиры в Санкт-Петербурге XIX века

Итак, положим, вы прибыли в столицу и намерены обзавестись жильем. И раз вы читаете эту статью, значит, снять квартиру «по протекции», то есть, по чьей-либо рекомендации вам явно не повезло.

Но все-таки ходить по городу долго и утомительно, а нужное объявление вполне может отыскаться и на страницах газет. На рубеже веков рекламные газеты имели огромную популярность. Типичные объявления выглядели так:

«Верное, выгодное и спокойное дело! За отъездом дешево продаются за 12 тыс. руб. 34 меблированные комнаты: роскошно обставленные, имеются: ванная, электрическое освещение и лифт. Комнаты находятся в центре города на самой бойкой улице, в 5 минутах ходьбы от Невского проспекта. Все комнаты постоянно заняты состоятельными жильцами»

Своеобразным аналогом сегодняшнего риэлтора можно назвать квартирные бюро с альбомами фотографий сдающихся квартир. Справки о квартирах и их адреса выдавались за небольшую плату. Например, в знаменитой конторе Копаныгина расценки менялись в зависимости от места назначения и характера услуги: «Справки лично по числу комнат — 25 коп., готовые справки — 50 коп., с доставкой на дом — 3 руб., с доставкой за город — 5 руб.».
Сколько же стоит сама квартира и что она из себя представляет? Ну, само собой разумеется, что население столицы состоит большей частью из «понаехавших», и в городе сдается все, что только может сдаваться, так что каким будет ваше жилье, зависит исключительно от вашего кошелька. В 1836 году Александр Сергеевич Пушкин снимал в центре Петербурга квартиру из одиннадцати комнат, отдавая за нее 4300 рублей в год. Для сравнения, в 1829-м Гоголь тратил на жилье чуть меньше 40 рублей в месяц. В письме домой он весьма подробно описал матери свои расходы:

За квартиру…..25 р.
На стол…….25 р.
На дрова…….7 р.
На свечи……..3 р.
Водовозу…….2 р.
На чай, сахар и хлеб…..20 р.
Прачке……….5 р.
На содержание человека … 10 р.
Кроме того за мытье полов заплачено……..1 р. 50

Поскольку жизнь протекала в съемном жилье, важную роль в ней играли представители домовладельца — истопник, швейцар, дворник. Последний отнюдь не только подметал двор и мыл подъезды. Дворники числились на службе при полиции, поэтому присматривали за порядком в самом широком смысле слова: например, следили за тем, чтобы жильцы не курили в неположенных местах, отводили домой детей, оставшихся без присмотра, гоняли со дворов старьевщиков и уличных торговцев. Дворника отправляли к участковому приставу за загранпаспортом, дворник же взимал с квартирантов арендную плату (излюбленная тема дореволюционных юмористов). Впрочем, обслуживающий персонал не впускали дальше определенной зоны — кухни и в крайнем случае прихожей.

Квартиры, по современным понятиям, были большими — по одной комнате на каждого члена семьи плюс столовая и кабинет и/или приемная. Прислуга своих комнат не имела. Спали кто где — кухарка на кухне, нянька в детской. Детям, кстати, отдельные комнаты тоже не полагались. Вне зависимости от достатка семьи, будь ты хоть княжеского рода, дети твои до 17 лет спали все в одной комнате. Ванных не было — ну потому что зачем грязь размазывать, ватерклозетами в квартире пользовались только хозяева. Слугам любезно была предоставлена для этих нужд черная лестница, и нетрудно было догадаться, какой там стоял аромат.

Вспоминая петербургский быт, мемуарист Тито Колиандер писал: «На черной лестнице пахло чадом и щами, она была крутой и узкой и вела во двор. На этой лестнице были лишь простые железные перила и немытые окна, там обитали кошки, подстерегавшие крыс и мышей». Так и жили: с одной стороны, коты и крысы, щи и чад, с другой — парадный вход с камином, ковром и швейцаром. На бельэтаже — барские квартиры, повыше интеллигентские, в подвале и мансардах ютится беднота. У одного пять комнат с окнами на проспект, у другого угол в темной каморке.

Уровень бытовых удобств в квартирах оставался почти средневековым. Плохое освещение, вентиляция за счет печных топок, отсутствие водопровода и канализации — все это было нормой вплоть до начала ХХ века. Благоустройство и отделка квартиры лежали на самих жильцах, и не всегда для этого находились средства. Тем более что петербуржцы часто снимали квартиры на короткий срок, фактически на один сезон. Летом петербуржцы считали своим долгом вывести семейство из душного каменного города куда-нибудь на природу. Поскольку держать за собой городскую недвижимость целых три лишних месяца было не по карману, аренда прекращалась, а осенью дачники по новой принимались за поиск жилья. Квартиру искали поближе к службе. Поближе значило в прямом смысле поближе. В двух шагах — чтобы пешком ходить. Получалось, что жили, так или иначе, в одном и том же районе, зачастую — у одного и того же домовладельца. Да и как иначе? У тебя ведь тут свой водовоз, своя прачка, продавец в соседней лавке тебя знает, дворник помнит дни рождения детишек — такая стабильность дорогого стоит.

При съеме квартиры существовали ограничения, накладываемые «правилами приличия». Например, постыдным считалось жить в квартире с подъездом со двора, а не с улицы. Своя ярмарка тщеславия была и для улиц, наиболее престижными были Невский, Владимирский, Суворовский проспекты, чуть позже Каменноостровский и Литейный. Разница в стоимости аренды квартир на проспекте и параллельно идущей соседней улице могла достигать 20%.

Стоимость аренды жилья в Петербурге в конце XIX — начале ХХ веков:

Литейная часть города — до 50 руб. в год за квадратную сажень (4,6 кв. м). Плата обычно бралась не за площадь, а по количеству жильцов.

Пятикомнатная квартира на Литейном проспекте — 80-100 руб. в месяц. Трехкомнатная квартира на пятом этаже доходного дома (окна во двор, флигель) — 30-45 руб. в месяц.

Комната в центре (студенты, молодые чиновники) — 10-15 руб. в месяц. У Сенного рынка можно было снять комнату вдвое дешевле, а на Выборгской стороне или у Нарвской заставы — еще дешевле.

Для сравнения: в конце XIX века годовой доход учителя гимназии составлял от 750 до 1500 руб., а ежемесячный заработок квалифицированного рабочего — 40-50 рублей.

Средний ежемесячный доход на душу населения в 1912 году составлял чуть больше 10 руб., но промышленный рабочий получал 25-40 руб., инженер — 240 руб. в месяц, врач с хорошей практикой — 300 руб. в месяц, известный адвокат — 500 руб. в месяц.

Обновлено: 27.10.2019 — 00:18

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *